Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Встретились с Сергеем Сироткиным, экс-пилотом «Формулы-1», чтобы узнать о том, как складывается его жизнь после Королевских гонок, а также расспросить про гоночную академию, которую он запустил.


Сергей, давай для начала пробежимся по актуальным новостям. Знаю, что вы с Виталием Петровым открыли телеграм-канал «Русские парни из F1». Расскажи, кто придумал эту идею? А кто из вас ленится?

Особенно мне хочется затронуть вопрос: «Кто ленится?» (смеется). На самом деле идея создания телеграм-канала появилась у одного из моих SMM-специалистов. Как раз в тот момент, когда начались проблемы с иностранными социальными сетями. Честно? Мне самому лень постоянно включать и выключать VPN, поэтому я просто перестал туда заходить. Так что нужно было срочно придумать что-то альтернативное, где мы бы могли продолжить делиться своим мнением.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

И, как показывает практика, телеграм — лучший канал для этого. Изначально мы планировали собрать всех российских пилотов Formula-1: подключить еще Никиту Мазепина и Даниила Квята, чтобы сделать ресурс, у которого нет аналогов в мире.

Насколько я знаю, Даня и Никита сначала дали добро, но потом что-то пошло не по плану.

Я общался по этому вопросу с Никитой, а Виталий — с Даней. Предварительное согласие получили, но пока мы с Петровым справляемся вдвоём. Сперва важно сделать так, чтобы у канала был ритм, чтобы он рос и развивался. Главное — не лениться!

Так кто же всё-таки ленится?

На самом деле это обычный рабочий процесс: то я ленюсь, то Виталий. В последнее время я менее активный, так как накопилось очень много других задач.


Я заметила, что ты очень занятой человек.

Так и есть. Но я считаю, что с телеграм-каналом история хорошая, её обязательно нужно развивать, поэтому мы её не забросим и, я надеюсь, что она «выстрелит».

Насколько я понимаю, всё свободное время «съедает» твоя академия?

Со стороны, наверное, это выглядит, как простая школа картинга, где катаются детишки, а я их учу. Отчасти это правда, но на самом деле это лишь верхушка айсберга, потому что направлений, которыми занимается академия, очень много. Например, мы делаем совместные просмотры этапов Formula-1, которые ведет Владимир Башмаков.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Я даже называю академию «средой», а не просто школой картинга, потому что у нас реализована вся цепочка всех возможных направлений, которые необходимы для построения карьеры профессионального пилота. Например, за 10 минут до вашего приезда у нас закончились занятия у самых младших групп — там занимаются карапузы, которым по 5-6 лет. И наша задача довести их до того момента, когда они смогут выступать за нашу команду на чемпионате России по картингу. Для этого нужно не просто обучать их правильно управлять картом, а целиком выстраивать карьеру — это многоступенчатый процесс. У нас есть воспитанники, которые до сих пор занимаются в академии, хотя уже выступают в Российской Серии Кольцевых Гонок.

А какую роль ты занимаешь в этом процессе?

В первую очередь, я — лидер этого движения. Также я и главный тренер академии, мы занимаемся написанием учебных программ.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Моя задача — организовать процесс и сделать это максимально эффективно. Любой тренер скажет тебе: «Я мечтаю, чтобы мой воспитанник стал чемпионом!» А я хочу построить среду, которая автоматически «генерит» чемпионов. А сделать это гораздо сложнее, чем выцепить одного талантливого пилота и заниматься его карьерой.

У нас на сайте есть статья о том, как стать пилотом F1. Я, как человек, который находится внутри процесса, понимаю, насколько это тяжелый и тернистый пусть. И пройти его до конца суждено очень маленькому проценту людей. Буквально 0,0001 процент от всех желающих попадает в Королевские гонки. Отсюда вытекает вопрос: когда человек приводит к тебе в академию ребенка и говорит: «Я хочу, чтобы он попал в F1!», ты рассказываешь правду? Говоришь, что несмотря на усилия и огромные вложения, есть вероятность, что это не даст желаемых плодов?

Я всегда говорю честно. Большую роль в этом вопросе играет возраст: когда приводят детей до 8 лет, это более реально, чем когда с этой же мечтой приходят дети более старшего возраста. Хотя и среди моих учеников есть примеры, когда они пришли в картинг в 15 лет и за год стали выступать на профессиональном уровне в чемпионате России по картингу.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Но тут нужно тренироваться с утра и до вечера. Шанс попасть в F1, безусловно, мизерный, есть. Но в основном приходят люди, которые четко это понимают. Конечно, бывают исключения: люди, которые думают, что «Формула-1» — это просто какие-то там гонки. Мы даём понимание, как дела обстоят на самом деле. Я за открытый диалог.

А бывало такое, что ты рассказываешь о том, как дела обстоят на самом деле, и люди разворачиваются и уходят?

Такое, безусловно, случается. Больше того, такие мысли бывают и у тех пилотов, которые выступают в F2 и F3. Они регулярно задают себе вопрос: «А зачем я это делаю?» Нужно отчетливо понимать, что F1 — это, конечно, хорошо и здорово, но по путь туда — это мощная школа, и даже если она не привела тебя в F1, тот опыт, те знания и те умения, которые ты приобрел, ты можешь реализовать в какой-то другой гоночной серии и обеспечить себе за счёт этого прекрасную жизнь в будущем.

А у тебя по пути в F1 бывало такое, что ты переставал верить, что когда-нибудь станешь одним из двадцати пилотов F1?

Таких моментов было очень много. Например, в картинге. Я был выше всех, и это очень мешало. Когда условия подходили мне — я ехал быстро и выигрывал, но стабильно я не мог бороться с моими сверстниками, которые были легче и ниже меня. Поэтому всю мою карьеру в картинге я не очень-то осознавал зачем и куда двигаюсь. Тогда просто хотелось дожить до момента, когда я смогу сесть в «формульный» болид.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

В европейской формуле «Формула-Абарт», когда я стал чемпионом после первого сезона, я впервые осознал, что мечта становится реальностью. Но у меня были и провальные сезоны. Не важно по какой причине, важно, что цели не были достигнуты. Я очень ругал себя. Но именно в такие моменты пилот проявляется не только, как талантливый гонщик, но и как личность. Кто-то сдастся и уйдет, а кто-то будет бороться и в итоге достигнет желаемого результата, несмотря на трудности.

Когда ты пришёл в Williams F1 Team, ты же понимал, что это слабая команда, каким был настрой?

Команда Williams, когда я пришёл туда, уверено заявляла, что у нас конкурентоспособный автомобиль, и мы будем уверенно заезжать на подиум. Ну и действительно, всё выглядело именно так — команда была очень воодушевлена. Предсезонные тесты картины тоже не показали, так как в Барселоне выпал снег. Мы приехали на первую гонку в Мельбурне и по сути пробовали болид в первый раз.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Выехали и поняли, что стало ещё хуже, чем было в снегу в Барселоне. В тот момент вся команда упала духом. Но все собрались и начали интенсивную работу.

На тебя это давило морально?

Конец первой трети сезона был самым трудным. До какого-то момента мы сопротивлялись, да и в отдельных сессиях на гонке в Шанхая дела обстояли очень даже неплохо. То есть в начале сезона ещё была надежда, что все проблемы решатся и мы сможем бороться за очки. Но после первой трети сезона начало приходить осознание, что это не так. А потому на каких-то трассах ты попадаешь в условия, где машина вообще не работает, и понимаешь, что всё, это конец. Но тебе всё равно надо работать, и начинается самая трудная борьба — борьба с самим собой. Выезжая на трассу, ты знаешь свой потенциал, и просто выдаешь его, потому что понимаешь, что с другими бороться ты не можешь. Поэтому нужно просто реализовать максимум зависящего от себя и обогнать напарника.

Тебе удалось выстроить классные дружеские отношения с кем-то из пилотов F1?

Мы хорошо общались с Хюлькенбергом. Хорошо общались, да и по сей день общаемся с Риком — в какой-то момент мы действительно подружились, ходили вместе обедать, ужинать.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

С пилотами моего поколения, с Гэсли, с Леклером, не могу сказать что подружились, но всегда, когда видимся, здороваемся, рассказываем как дела.

Есть ли кто-то из пилотов, кого ты поддерживаешь? За кого ты болеешь?

Когда борются два пилота, с одним из которых я дружил, а со вторым перекинулся парой слов, то тут понятно, что ты хотел бы, чтобы тот, с кем ты дружил, выиграл. Но по большому счету я смотрю гонки с профессиональной точки зрения, слежу за борьбой. Но такого, чтобы я смотрел гонку ради Макса или ради Льюиса — нет.

Погоди! Даже когда была финальная гонка 2021 года, где Макс и Льюис бились не на жизнь, а на смерть, у тебя не было фаворита?

Я даже не старался выбирать. Вот к примеру, если один выигрывал и отрывался, мне хотелось, чтобы другой смог к нему подобраться, чтобы была борьба. Не было такого, что я одного поддерживаю, а другого — нет.

Не могу поверить! Ведь финал прошлого года смело можно назвать легендарным, неужели ты не склонялся ни на чью сторону?

Знаешь, в начале гонки Льюис сильно проигрывал и мне даже чисто по-человечески хотелось, чтобы он смог нагнать эту разницу. Потом он достаточно уверенно лидировал, и я смирился с тем, что Льюис выиграл, а в итоге победу вырвал Макс.

Как ты считаешь, на чьей стороне была правда в той ситуации?

Это в целом большая проблема автоспорта — все и всегда любят додумывать. Даже у нас я часто сталкиваюсь с тем, что люди делают из мухи слона. Я не думаю, что в той ситуации были какие-то движения, сделанные специально для чего-то. Даже в рамках трактовки правил ты всегда можешь поступить так или иначе. И в силу ограниченного времени, отсутствия сиюминутной возможности что-либо обдумать, ты можешь принять решение, которое в конечном итоге окажется неверным. По сути тут нет четкого понимания, хорошо это или плохо, ты в любом случае перейдешь кому-то дорогу. Но в моменте ты в любом случае стараешься принять честное решение.

То есть у тебя нет ощущения, что Хэмилтону позволяют намного больше, чем другим?

Я думаю, что нет, и даже в каких-то моментах наоборот. Предвзятого отношения к Льюису точно нет. И учитывая тот факт, что он и сам не забывает со всеми поругаться, было бы странно, если бы к нему относились лучше, чем к другим.

Ну а как тебе ситуация, которая прямо сейчас разворачивается вокруг запрета носить украшения и позиция Льюиса по этому вопросу?

Я считаю, что ситуация бредовая. С точки зрения безопасности я всё прекрасно понимаю, но в «Формула-1» гоняются не маленькие мальчики, и они могут отдавать себе отчет о своих поступках и решениях.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

Гораздо проще было бы сделать документ, который имел бы юридическую силу и который подписывали бы пилоты, что они сами приняли решение оставить украшения и несут за это полную ответственность.

Я заметила, что ты всё время ищешь компромисс, не склоняешься ни на чью сторону, а всегда балансируешь по любому вопросу. Это опыт, полученный на работе в академии, в большом коллективе?

Нет же никакой установки, что ты обязательно должен принимать чью-то сторону. Мне не нравится то, что все и всегда открыто «топят» за какую-то позицию, хотя в большинстве ситуаций находится решение, которое может устроить обе стороны — его просто надо найти.

Учитывая твою позицию, скорее всего этот вопрос поставит тебя в тупик: что по поводу Никиты Мазепина? Ситуация, которая сложилась у него, объективно некрасивая.

Тут, конечно, огромную роль сыграла нынешняя политическая обстановка, а Никита просто оказался не в том месте и не в то время. Я не знаю, что ещё добавить.

Разве команда не должна была искать компромисс? Ну или по меньшей мере поступить по-человечески по отношению к своему пилоту?

У меня на этот год есть действующий, подписанный с обеих сторон контракт с Ferrari на выступление в GT, но, как видишь, я сижу здесь и веду приятную беседу с тобой. Я уверен, что есть какой-то способ «залезть» сейчас в F1, да и в другие гонки, силой, он существует. Но стоит ли это делать? Даже если ты чего-то сейчас добьёшься силой, не думаю, что тебе будут искренне рады.

Какой главный урок ты вынес из Formula-1?

Прежде всего, искренне любить то, что ты делаешь. Не важно, что происходит, всегда помни, зачем ты этим занимаешься. Например, я искал в пилотаже то, что приносит мне огромное удовольствие, например, для меня это прохождение особенных поворотов и борьба на трассе. Я научился замечать какие-то вещи, реализовывая которые, я искренне радуюсь, получаю удовольствие. Я целенаправленно учился обращать на это внимание, чтобы всегда, даже находясь в угнетенном моральном состоянии, получать удовольствие от происходящего.

Теперь ты применяешь это в обычной жизни?

Ты не можешь сделать что-то хорошо, «парясь» о том, что тебе ещё нужно что-то сделать, а ты не хочешь. Понятно, что для получения результата иногда требуется какая-то рутинная работа, но когда ты помнишь о глобальной цели, к которой ты идёшь, это очень помогает.

Сергей Сироткин: «Я получаю удовольствие от происходящего даже в угнетенном состоянии»

У меня сейчас много таких моментов: в последний месяц я очень мало сплю и очень много работаю, без перерывов и выходных. Но я имею план, понимаю куда я иду и зачем, и все рутинные моменты отходят на второй план.

«Русские парни из F1»… А у русских парней сейчас нет обиды на Королевские гонки за то, что Россию «отрубили» буквально от всего? Не только лишили российского этапа, но и даже перекрыли возможность смотреть гонки.

А что мне даст эта обида? Понятное дело, что нам всем хотелось бы, чтобы это было по другому, но мы уже попали в эту ситуацию — остается только придумать, как в этой ситуации будет лучше для всех. А обсуждать причины и уж тем более обижаться на что-то совершенно не имеет смысла. Зачем тратить на это свою энергию и нервы.

Последний вопрос на тему, которая обычно никому мне нравится. Сколько стоит обучение в твоей академии? Я понимаю, что разброс цен большой, но всё же обозначь «от» и «до».

Примерно 30-40 тысяч рублей в месяц стоит обучение по самой минимальной программе, а стоимость самой широкой может составлять и 2 миллиона рублей в год. Здесь все зависит от потребностей и задач.


Фото: Александр Исаев / пресс-служба Сергея Сироткина


Вам будет интересно

Случайные материалы