1925-250
Оля Лукьянова

Сергей Леонидович Кабаргин: «С каждой построенной машиной я становлюсь счастливее».

Российский бизнесмен, видеоблогер и создатель редких и эксклюзивных автомобилей Сергей Кабаргин рассказал нам о планах на будущее, секретах успеха и даже поделился своей личной формулой счастья.

Сергей Леонидович, поделитесь своими самыми главными новостями текущего года.

Когда начинаешь работать над новым концептом, история может длиться год, а может и пять лет. В этом году мы выпустили, так сказать, мечту моего детства — мы сделали хот-род. Сейчас проводим обкатку на кольце и будем его строить для дорог общего пользования. Вот такие задачи.

Расскажите поподробнее о мечте вашего детства. Мы хотим знать об этом все.

Когда мне было 12 лет, я жил в Узбекистане на границе с Афганистаном. И когда военные пересекали границу, они привозили нам журналы. Именно тогда мне в руки попал журнал про хот-род, и у меня загорелись глаза. Все мое детство проходило в гараже, но у меня на тот момент, конечно, не было денег, чтобы я мог построить такую машину. Так что для начала я построил себе самокат.

Я не знаю, почему родители не покупали мне технику. Видимо, переживали из-за того, что я был безбашенным ребенком.

Дальше я начал собирать велосипеды, мотороллеры, мотоциклы. И на этом моя история с гаражом закончилась.

А откуда брали первые запчасти?

Просто ходили по соседним дворам, собирали, просили. Кто-то выбрасывал, мы забирали и из этого мусора создавали технику. Раму там возьмешь, колесо — здесь, выправишь его — и готово.

Как в детстве родилась эта страсть к технике? Благодаря журналам, которые привозили военные?

Я не знаю, просто появилась в детстве и все. В Узбекистане нам больше нечем было заняться. Там было два варианта: либо курить запрещенные вещества, либо заниматься техникой.

А дальше была армия, бизнес, кризис, снова кризис. И в какой-то момент я все же начал заниматься постройкой автомобилей. А хот-род — это моя мечта. Я очень долго отрисовывал каждую деталь.

Своими руками?

Мне, конечно, помогали, потому что я не умею рисовать в 3D да и вообще компьютером не пользуюсь. Мы потратили очень много времени для того, чтобы он появился. Было много нюансов. Понимаете, все эти линии нужно было создать, посмотреть на них под разным углом, потом их поменять. Это долгий процесс. И в этом году мы его наконец собрали.

Вы полностью довольны результатом? Все ли в нем вас устраивает? Ничего не хочется доделать?

Это как силуэт красивой женщины — можно долго рассматривать, понимаете? Произведение искусства не зависит от времени. Его привезешь через 20-30 лет, оно все равно будет оригинально выглядеть, потому что оно изначально было оригинальным.

Почему было принято решение первым собрать именно Flanker?

Мы с компанией Zengo захотели сделать передний моторный концепт. Начали его рисовать, строить, но когда он был закончен, у них концептуально изменились планы. Так бывает: сменились хозяева и появилось другое видение. И у нас на руках остался готовый автомобиль. Мы решили дать ему имя, которое нравится нам, и идти дальше своей дорогой. Друзья подсказали, что название должно быть Flanker F. Вообще, это истребитель Су-37, но в классификации НАТО его называли Flanker F, что в переводе означает «заходящий сбоку». А поскольку машина строилась для дрифта, это имя ей подошло.

Кстати, звучит классно. Расскажите, за что вы его любите. Что в нем особенного именно для вас?

Он для меня как первая женщина, как первая игрушка…

Как первая любовь?

Да, совершенно верно. Это первый ребенок. Обычно больше любят младших детей. Потому что к воспитанию младшего ты уже подходишь осознанно, а первый — как получился, так получился, любишь, потому что он есть. А вот последний — это Rolls-Royce, мы только что его закончили.

То есть у нас эксклюзив!

Миссия этого Rolls-Royce — стать достойным тягачом для хот-рода, все-таки это машина 30-х годов. Мне кажется, удачно получилось.

Я поняла, что выбор пал на Rolls-Royce, потому что хот-род — авто 30-х годов. Но как вы выбирали конкретно эту машину? Где вы ее нашли?

С точки зрения дизайна, на мой взгляд, это самая удачная модель за всю историю существования Rolls-Royce. А купили мы его в России. Сразу полностью перебрали, сделали ему раму, поставили современный пятилитровый двигатель, автоматическую коробку передач. Внутри абсолютно все переделали. Автомобиль может ездить по дорогам общего пользования и, кстати, на достаточно большой скорости. Его мощность — около 500 лошадиных сил. Для тягача этого достаточно.

Открою тайну: этого достаточно для любого автомобиля. Получается, для вас на этой модели вся история Rolls-Royce закончилась?

Она закончилась еще у англичан. Когда она перешла к немцам, это была уже совершенно другая машина. Только логотип — «Дух экстаза» — остался таким же.

Какую сумму вы на нее потратили, если не секрет?

Я сейчас и не вспомню… Это же стройка: ты постоянно что-то доделываешь, переделываешь. Что важно — он не закончен. Внутри нужно «докрутить» электрику, поставить другие диски. Пока он еще сыроват. Мы всегда стараемся делать так, чтобы наши проекты не только ездили с выставки на выставку, но и по дорогам общего пользования. И для этой цели он еще чуть-чуть недоработан.

Назовите хотя бы примерную сумму.

Стоимость любого концепта начинается от 20 миллионов рублей.

А какую машину вы выбираете для повседневной езды?

Я езжу на Flanker, это моя «городская» машина. Моя любимая. А все дело в том, что на ней иногда можно «поскользнуться» и пойти в дрифт.

Вас часто останавливают сотрудники ГИБДД?

Останавливают и штрафуют регулярно. Почти всегда узнают и говорят: «О, Сергей Леонидович, здравствуйте». Я рад только тому, что для меня не делают сразу «две цены». Я обычно говорю: «Все понял, ребята, погорячился, извините. Больше так не буду». Но боком в городе я не езжу, если это не съемка. Мои нарушения — небольшие превышения скорости или когда все стоят, а я объезжаю сбоку.

Много штрафов получаете?

Да, много, к сожалению.

Бухгалтеры обычно звонят моему секретарю и говорят: «Можно вас попросить, чтобы Сергей Леонидович поспокойней ездил?»

А он отвечает: «А вы позвоните ему и сами попросите». Но никто так ни разу и не звонил.

Без чего вы никогда не выходите из дома?

Без кошелька: там права, деньги, все мои карточки.

Что у вас всегда есть в автомобиле?

У любого дрифтера в автомобиле обязательно должна быть туалетная бумага.

Не понимаю, к чему вы клоните. Страшно ездить в дрифте?

Да. Всегда страшно. Правильно ехать в дрифте — это ехать на грани.

Если ты едешь в дрифте и тебе не страшно, значит, это выглядит не очень круто.

А если вы хотите выглядеть круто, я имею в виду в профессиональном плане, то вам гарантированно должно быть страшно.

И вам всегда страшно?

Да. Нервная система у всех разная, сами понимаете. Там ведь все происходит в пределах пяти сантиметров. Что-то не попало, что-то пошло не так, где-то поскользнулся — вот это вызывает страх. Доля секунды — и ты разобьешь автомобиль.

Кто-то из зарубежных пилотов как-то раз в интервью сказал мне: «Когда ты перестаешь волноваться перед стартом, надо заканчивать с гонками». Согласны с этим?

Да, надо начинать пить. Серьезно. Как только перестал бояться, надо начинать пить. Потому что это значит, что карьера закончилась.

Вы всегда волнуетесь перед стартом?

Всегда. Доходит до того, что ноги отказывают, не сразу начинают работать. Накрывает так, что мама не горюй. И главное, так у всех.

И как успокоиться в такой ситуации?

Зависит от моторики. Вот стоишь на старте. Внутри машины свыше 60 градусов, ты потеешь, ждешь, волнуешься, и в этот момент у тебя начинают дрожать руки и ноги. Но как только включается свет, все это пропадает, и ты просто летишь на автомате.

Получается, перед гонкой вы никак не настраиваетесь? Некоторые пилоты куда-то отходят подальше от всех, надевают наушники, погружаются в музыку, медитируют. Вам ничего не помогает?

Мне абсолютно ничего не помогает. Есть средства, конечно, но лучше их не использовать.

Такой банальный вопрос: как вы пришли к тому, чтобы заниматься дрифтом?

Бизнес, кризис, снова кризис… Серьезно! Когда начался кризис, я стал строить автомобили. И в тот же момент пришел в дрифт. Это был 2011 или 2012 год, тогда дрифт в России не был особо распространен. Мы одними из первых начали выводить в массы этот вид спорта. И сейчас, конечно, он достиг апогея своей популярности.

Друзья показали, как ездить боком. Сел на Toyota Supra, проехал боком.

Сначала не получалось, но важное другое — удовольствие я получил сразу. Ну и все. У меня глаза загорелись, и я стал развиваться в этом направлении.

Тренировки были тяжелыми? Сколько в начале карьеры они занимали времени?

Тренировок вообще не было, так как не с кем было тренироваться. Мы просто ездили выступать на зарубежные чемпионаты, потому что на Западе они были развиты больше, чем у нас. Но сейчас, безусловно, наш чемпионат — номер один.

Вы не ослышались: RDS GP — это чемпионат номер один.

Это заслуга всех нас: пилотов, организаторов, и, конечно, Дмитрия Добровольского. Этот вид спорта очень затратный, потому что не каждый может позволить себе сжечь 30 комплектов покрышек за день.

Чем занимаетесь в свободное время? Если у вас оно есть…

В свободное время я как раз и занимаюсь дрифтом. Сейчас с вами общаюсь, езжу на автомобильные фестивали, на дрифт, вчера был на кольцевых гонках. Мне это интересно, это же мое хобби. Я же не зарабатываю на этом деньги, понимаете? А еще сейчас мы снимаем фильм про хот-род. Настоящий художественно-документальный фильм. По сценарию хот-род живет сам по себе в этом мире, как Гадкий утенок.

Не такой он уж и гадкий…

Я имею в виду, что он ни на кого не похож. Осенью сделаем презентацию в кинотеатре.

А есть ли у вас хобби, не связанные с автомобилями? На шашлыки съездить с друзьями, например. Или в спортзал сходить.

Пытаюсь писать музыку. И пою.

Внезапно! Как это получилось? Все начиналось с караоке?

Кризис… Потому что в кризис ты пытаешься себя чем-то отвлечь: то одно начинаешь, то другое.

Значит, скоро мы услышим ваше творчество. Правильно?

Я каждый год хочу его услышать. А потом, когда слушаю, понимаю, что все еще очень сырое. Хочется сделать хорошо, а хорошо пока не получается. Даже не понимаю почему.

Вы вообще отдыхаете? В принципе, каким вы представляете свой идеальный отдых?

Шашлык, квадроциклы, природа, театры, кино, кафе — это все присутствует в моей жизни. Мне нравится ходить в лес за грибами. Я неплохо разбираюсь в грибах, кстати. Но самые вкусные грибы — это шампиньоны в хорошем ресторане. Самому мне готовить обычно лень. Проблема в том, что, когда ты собрал много грибов, все это надо помыть, почистить и забить этим холодильник.

Сколько времени в вашей жизни занимают автомобили? Сколько занимает основной бизнес? И сколько отдых?

Смотрите, у меня есть работа, которая занимает 0,2% времени. Есть хобби — автомобили, которые занимают 98,8% времени.

Потому что это любовь?

Да, потому что я занимаюсь любимым делом. Мне нравится творить. Обычно меня все спрашивают: «Серега, почему ты не продаешь автомобили?» Например, когда я собирал Flanker, я всем говорил, что сделаю десять машин и продам их. А потом я понял, что мне неинтересно этим заниматься. Мне неинтересно делать то, что я уже сделал. Я хочу создавать новое. У меня уже две машины есть в 3D. И я уже горю новыми машинами, живу немножко в будущем, так сказать. А снова строить Flanker — это жить в прошлом.

У вас есть какая-то конечная цель? Может быть, музей?

Мне всегда были интересны машины, и я говорил, что соберу свой электрокар. Я уже его отрисовал, подобрал компоненты и скоро начну работу. Его построить проще, чем машину с бензиновыми двигателями, так скажем, с ДВС. Сами компоненты очень незатейливые, и сама машина собирается легче: батарея, два двигателя. Поэтому, я думаю, что мы его быстро сделаем. А насчет музея не знаю… Пусть это делают дети! Поставить себе памятник при жизни в виде музея — идея, как мне кажется, не очень. Я должен заниматься тем делом, которое мне нравится, своим хобби. А сколько я смогу собрать автомобилей? Не знаю, я не намерен останавливаться. Сегодня в планах есть две, через год будут еще две. Я только выпускаю машину, а у меня в проектах уже следующие две. 

Что такое счастье?

Не знаю, что это такое, но, мне кажется, я счастливый человек. Вот вы спрашиваете: «Какая у меня цель?» А все дело в том, что чем больше я создам, тем счастливее я стану. С каждой построенной машиной я становлюсь счастливее.

А есть какой-то рецепт счастья?

Знаете, счастливой свою жизнь ты можешь сделать только сам. А для счастья нужно очень много факторов. Например, если у тебя есть какая-то мечта, то она обязательно приведет к счастью. Это как у меня. Но для этого нужно сначала научиться зарабатывать деньги. Потому что если зарабатывать на постройке автомобилей, то так и будешь воплощать мечты заказчиков в реальность, а не свои.

То есть счастье — это путь к мечте?

Да, совершенно верно. А мечта должна формироваться в детстве. И есть два пути для достижения своей мечты. Первый — сделать все заранее. Например, если хочешь полететь в космос, то надо начинать готовиться с самого раннего возраста. Но в моем случае это второй вариант: когда к мечте ты пришел сознательно, и у тебя есть ресурсы на ее реализацию.


Фото: Александр Исаев

1925-250