1925-250
Оля Лукьянова

Роберт Шварцман: русский парень в заводской команде Ferrari

Чемпион Formula 3, пилот SMP Racing и Ferrari Driver Academy сейчас живет в Италии, где готовится к своему дебютному сезону в Formula 2. Нам удалось поймать Роберта в Москве и узнать побольше о парне, который уверенными шагами идет в Formula 1.

Молодой, красивый, успешный, сто тысяч подписчиков в Instagram. Сознавайся, много девушек тебе пишет?

Вот это вопрос… Я ожидал услышать любой вопрос, но не этот. Если честно, я не тот человек, который часто проверяет личные сообщения в социальных сетях. У меня в Директе только те люди, с которыми я лично знаком.

Я тебе не верю! А если ты увидишь сообщение от красивой девушки?

Да я всем отвечу на самом деле. Сейчас, правда, совсем нет времени, много работы в команде. А вообще, пусть девушки пишут. Чувствую, что после интервью начну проверять запросы на переписку чаще.

Ладно, попозже ещё расспрошу тебя про девушек, а пока расскажи мне, какие автомобили ты любишь?

Помимо того, что я являюсь пилотом Ferrari Driver Academy, мне действительно нравятся автомобили марки Ferrari. Этот те автомобили, которые я хотел бы когда-нибудь иметь в своем гараже. А если говорить о более скромном варианте, я бы купил себе Alfa Romeo Giulia Quadrifoglio. Я катался на ней — это очень дерзкая машина.

А какой ты водитель в городе? Спокойный или любишь погонять?

Я никогда не нарушаю правила дорожного движения. Иногда люблю нажать газ в пол, стартуя со светофора, чтобы услышать рев мотора, но при этом я не набираю скорость выше разрешенной.

Так вот почему тебя было так сложно поймать, чтобы записать интервью. У тебя вообще бывает свободное время?

Гонки и подготовка к ним занимает очень много времени. Но я всегда стараюсь находить минутку на встречи с друзьями. Вообще, я получаю огромное удовольствие от того, что я делаю. Сейчас у меня столько задач, что свободного времени практически не остается.

В прошлом году, когда смотрел Formula 2, болел за кого-то из пилотов?

Признаюсь честно, я никогда не болею за своих возможных соперников.

Даже в Formula 1?

Даже там. Я поставил себе цель быть в «Формуле-1» в качестве боевого пилота, поэтому я уважаю всех пилотов, со многими общаюсь, но ни за кого не болею.

Получается, что у тебя нет пилота, на которого ты равняешься?

Я беру что-то у каждого. Я смотрю гонки и понимаю, к примеру, что этот хорош в этом, а этот в другом. И я помечаю это для себя. Хотя, как гонщик мне всегда очень нравился Айртон Сенна. По кадрам с его гонок, которые я видел, я понял, что он просто удивительный. Я обожаю смотреть его онборды, он всегда ехал на пределе. Я, как пилот, в этот момент понимаю, что он едет на грани, что малейшая ошибка – и всё может очень плохо закончиться, но его это никогда не останавливало, он продолжал гонку всегда. А особенно впечатляли его дождевые гонки, это было виртуозно.

Расскажи, как тебе болид Formula 2? Я знаю, что тесты у тебя прошли очень успешно и ты был впереди всех, за исключением Луи Делетраза. А еще я наслышана о том, что эти автомобили самые сложные в управлении.

Да, это сложные в управлении автомобили. Они очень нервные, а резина напротив, деликатная, поэтому нельзя допускать ошибок вообще. Одна блокировка колеса и все… У тебя пропадет тот «держак», который нужен. То же самое и с нажатием на газ: ни в коем случае нельзя прокручивать колеса. Резина моментально перегревается и все. Машина не прощает никаких ошибок.

Наверное, тебе было очень сложно в первый день.

Очень. Но я выжимал из себя максимум, хотел показать достойный результат. Я прислушивался к людям, которые там работают и слепо доверял им. Времени на эксперименты на тестах нет, ты должен сесть и сделать. Я полностью доверился команде и результат получился соответствующим.

Скажи мне честно, быть первым именно среди русских гонщиков в «Формуле-2», это важно? В этом году под нашим флагом будет выступать достаточно много ребят.

Для меня в целом важно быть первым. И не совершать ошибок. То, что в этом году мы стали чемпионами Formula 3, как раз связано с этим. Когда я понимал, что мое место в гонке второе или третье, и я никак не могу выиграть, то я не пытался бессмысленно рисковать, а работал на очки. А когда я понимал, что мне обязательно нужно выиграть, тогда уже я шел на риск. Надо все и всегда делать осознанно.

Идеальное сочетание: Ален Прост и Макс Ферстапен.

Макс уникален. Вообще, каждый пилот уникален. Но иногда я могу ехать и как Макс. Но это надо делать лишь иногда, когда это необходимо.

Скажи об этом Максу. А твои близкие приезжают тебя поддерживать?

Со мной на гонки всегда приезжает папа, за что ему огромное спасибо. Он постоянно рядом, очень поддерживает — в этом году это очень помогло мне. Он просто рядом, видит все, что происходит и когда я сомневаюсь в чем-то, начинаю терять самообладание, папа сразу включается и говорит: «Так, спокойно! Сейчас всё будет! Прорвемся!». А вообще, часто случается, что пап в командах не очень жалуют, потому что они любят вмешиваться в работу. А мой папа этого не делает, но при этом оказывает мне огромную моральную поддержку. И команде это очень нравится. Они, наоборот, каждый раз спрашивают: «Где твой папа?». Так получилось, что на гонку в Макао он не приехал. Всё шло хорошо до воскресенья, а потом у меня был контакт, и я сошел. Владелец команды очень сильно расстроился и сказал мне: «Это всё потому, что твой папа не приехал!». А мама приезжала в позапрошлом году — в прошедшем сезоне она не смогла. Вообще, во время гонок я очень сконцентрирован на работе, не люблю отвлекаться. Поэтому если кто-то из друзей приедет, буду уделять им не так много времени, как хотелось бы. Но на то они и друзья, чтобы это понимать, я думаю.

Скажи, домашняя гонка для тебя сложнее, чем гонки в других странах? Ведь тут двойная ответственность, столько соотечественников приходят поболеть и ждут от тебя победу.

В прошлом году гонка в Сочи была моей первой гонкой на родине, и, так совпало, что именно на ней я боролся за чемпионство. И у меня было огромное желание взять титул именно в России. Это было моей мечтой. Две ночи до квалификации я просто не мог уснуть. В итоге за эти два дня поспал всего два с половиной часа. Хотя у меня огромный опыт ментальных тренировок, но я все равно никак не мог справиться с этим. Мне казалось, что я не готов физически, чувствовал себя очень уставшим. Но когда дело доходило до гонок, я садился в машину и как будто включался. Я отдавал всю энергию, а когда заезд заканчивался, меня словно выключали, я буквально падал без сил. Когда взял поул-позицию, почувствовал такое облегчение, будто камень упал с плеч. Помню, как смотрел на полные трибуны и понимал, что я все сделал, что справился. Тогда я испытывал какие-то невероятные чувства.

Значит, поддержка трибун все же важна.

Очень.

Не хватает русских на трибунах в других странах?

Мне всегда очень приятно видеть российских болельщиков в других странах. Это очень важно. Я очень надеюсь, что с каждым годом наших болельщиков будет становиться больше, и не только на Гран-при России, но и на всех этапах.

А как ты относишься к разговорам о том, что будущее за чемпионатом Formula E?

Я смотрел их гонки, это действительно интересно. У них много борьбы и это всегда очень захватывающее зрелище. Но лично я люблю машины с моторами, с хорошим звуком.

Ты успеваешь еще чем-то заниматься помимо гонок?

Для меня хобби — это дрифт. Я слежу за RDS. Знаком с гонщиками, в том числе с Гочей. Мне кажется, это очень зрелищная гонка. Я бы и сам с удовольствием поучаствовал, если бы у меня был подготовленный автомобиль.

В прошлом сезоне с тобой на гонках несколько раз был замечен Виталий Петров. Он был твоим наставником?

Он приезжал на гонки, давал мне важные советы. Не только как наставник, но, в первую очередь, как друг. Он бывал в похожих ситуациях, когда выступал в F1, и заранее говорил о том, что может сложиться вот такая ситуация, а может сложиться вот такая. Борьба, машина, трасса — советы были совершенно разными.

Такой человек нужен тебе рядом на гонке?

Да, безусловно. Никогда не знаешь, в какой момент этот маленький нюанс, совет может тебе очень сильно пригодиться. Виталий помог иначе взглянуть на какие-то вещи. Очень важно, чтобы рядом был опытный человек. Но вообще, в SMP Racing принято, что старшие помогают более младшим пилотам.

А сейчас будет каверзный вопрос. Вы, гонщики, почти все время проводите на тренировках, на гонках, в гаражах и так далее. В тех местах, где девушек практически не встретить. Но простые человеческие потребности никто не отменял. И я знаю, что почти у всех гонщиков есть «Тиндер», где они в разных странах знакомятся с девушками. Сознавайся, ты тоже?

Не буду скрывать, у меня есть «Тиндер», но во время гоночного уикенда я не думаю об этом вообще. Это очень сильно отвлекает. И если честно, знакомиться лично мне нравится больше.

Ты пользуешься тем, что ты гонщик? Девушки же любят смелых мужчин.

Нет! Хотя сейчас я хотел бы встретить девушку и чтобы у меня были серьезные отношения. Посмотрим, все-таки автоспорт для меня на первом месте.

Видела у тебя фото чемпионов трех формул, на котором были ты, Ник Де Врис и Льюис Хэмилтон. Хочу поговорить про последнего. Он сильно выбивается от общепринятого понятия о гонщиках. Его имидж скорее присущ футболистам. Он появлялся на обложках крутых журналов, на всех самых модных вечеринках, делает коллаборации с модными дизайнерами, постоянно меняет прически и выбирает очень эпатажные наряды. Тебе близко это?

Честно, мне нравится то, как строит свою карьеру Льюис. Он очень классно себя раскручивает. Но многим пилотам это просто неинтересно. Но лично я не против, мне это близко. Я предпочитаю публичность, нежели такую позицию как, например, у Феттеля. Он же очень скрытный: не любит камеры, практически бегает от них. Я не говорю, что я хочу направо и налево показывать свою личную жизнь, но мне кажется, что мы — спортсмены, что у нас публичная профессия, и я готов быть открытым для людей. Я хочу, чтобы у меня тоже сформировался определенный узнаваемый стиль. Но я сначала должен добиться успеха в гонках, а уже потом думать обо всем остальном.

Фото: Анастасия Градова / пресс-служба SMP Racing / FIA Formula 2
1925-250