footer
Оля Лукьянова

Путешественник Сергей Сайман: «Land Cruiser 200 — самая лучшая машина на сегодняшний день для путешествий и экспедиций»

Встретились с известным путешественником-экспедитором Сергеем Сайманом, чтобы узнать о самых невероятных местах России, сложных путешествиях и идеальных автомобилях.

Сергей, расскажи, как начиналась твоя история с путешествиями?

В 2015 или 2016 году я в первый раз поехал на Кавказ. Просто купил камеру GoPro и поехал. Причем сначала это были простые, как у всех, видео. Я просто ехал и рассказывал какие-то моменты, связанные с теми или иными местами. То есть из-за того, что я за рулем давно и очень много ездил по России, у меня в каждом регионе была какая-то история, но раньше я не снимал. А тут включил камеру, стал ездить по стране и рассказывать: «А здесь у меня это произошло. А тут в аварию попал!» И, естественно, выкладывал это на YouTube. Один из первых роликов был про Эльбрус, в нем я рассказал про восхождение. Ролик залетел на 100 000 просмотров. Я вдохновился и решил дальше снимать.

И понял, что готов связать с этим свою жизнь?

Да нет, мне просто интересно было ездить за рулем своей машины, ремонтировать ее и показывать красивые места, рассказывать про них.

Слушай, я так понимаю, что эта машина с тобой очень давно?

Ну, вот эта — да, эта машина у меня дольше всех. Лет пять-шесть, не помню точно, когда купил ее.

А почему выбор пал именно на нее?

Если вдаваться в подробности, то машин для поездок, для сложных условий не так уж и много. Покупал целенаправленно автомобиль, который буду эксплуатировать очень жестко в длительных путешествиях. Я вообще считаю, что Land Cruiser 200 — самая лучшая машина на сегодняшний день для моего формата поездок, для экспедиций. Во-первых, она ресурсная, то есть автомобиль очень надежный, ремонтопригодный. Во-вторых, она вместительная, на ней можно перевозить достаточно много вещей. В-третьих, для этого автомобиля очень много тюнинга. Плюс неплохая база, можно «слепить» практически все, что захочешь.

Так, я поняла, для экспедиции мы покупаем себе такую же машину, как у тебя. А, кстати, девчонок берете в экспедиции?

Да. Но многие в процессе путешествия, конечно, капризничают. Не все, безусловно, есть и очень стойкие девушки.

На что жалуются в основном?

На условия — в путешествии на автомобиле часто некомфортно, потому что долго едем. К примеру, если мы снимаем, то много останавливаемся. Но, кстати, я не во все поездки беру с собой женщин. Я делю поездки на туристические, то есть такие, куда еду с группами в качестве сопровождающего, и индивидуальные, сложные, куда я еду один либо с близкими друзьями, с опытными и подготовленными людьми, которые четко понимают, что нас ждет.

Это случилось в 2020 году, мы ехали в Диксон — это 73-я широта, самый северный населенный пункт в устье Енисейского залива. Экспедиция продлилась чуть больше месяца, и за все это время мы ночевали в квартире, может быть, всего пять раз. Все остальное время мы спали в машине.

Но есть туристические маршруты. Например, я каждый год в январе вожу группу на Ямал. Это опять же Север, Арктика, достаточно суровые условия, и стабильно в каждой группе есть одна-три девчонки.

Что самое необычное ты возишь с собой в автомобиле?

Ну, наверное, холодильник и газовый баллон — большой пятилитровый газовый баллон.

Это для того, чтобы готовить еду, я правильно понимаю?

Да, чтобы делать гриль. Потому что езжу в основном в длительные поездки, и, соответственно, у меня должно быть оборудование.

Какая самая длительная поездка была у тебя?

На Чукотку. Это был 2019 год, месяца три меня не было дома.

Ты ночевал все три месяца в автомобиле или останавливался в отелях?

Как придется. На Севере, как правило, отелей нет, поэтому чаще я ночую в машине.

Как нет? Куда они делись? Я была на Байкале, там много отелей!

Байкал — это не Север. А я говорю про Крайний Северный и Заполярье, про Арктику. Там ничего нет.

Только пингвины.

Кстати, знаешь историю, почему белый медведь не может съесть пингвина?

Нет…

Белый медведь живет в Арктике на севере, а пингвин живет в Антарктике на юге, их пути не пересекаются.

Получается, в мультиках, где белые медведи дружат с пингвинами, нас обма-нывали… Кстати, а ты встречал каких-то животных во время своих поездок по дикой природе?

В позапрошлом году в экспедиции в Арктике мы четыре раза встречали четырех разных белых медведей за одну поездку.

Они ходят поодиночке?

Да, они, как правило, одиночки. За исключением тех случаев, когда у самок белых медведей появляется потомство.

Это была какая-то опасная ситуация, или вы просто проезжали мимо, и никто никому не угрожал?

Ну, как сказать. Встретиться с диким животным — это всегда нервно и опасно. Мы просто ехали по льду, а он вышел к нам. То есть он, увидев нас, удивился, а мы удивились, увидев его. Там же в принципе людей нет, поэтому он действительно был под впечатлением. Да и мы, собственно, тоже.

Было страшно?

Конечно. Чтобы ты понимала, по размерам белый медведь — это примерно половина моего Land Cruiser. Я сидел за рулем, между нами было около 20-25 метров, и мне было не по себе.

Я понимал: если он прыгнет на крышу, он просто вскроет машину, как банку со шпротами, и достанет нас.
А были другие жуткие истории, о которых ты вспоминаешь с замиранием сердца?

Жутких прям не припомню, ко всему привыкаешь. Но расскажу одну «мистическую» историю. В 2018-2019-м я проезжал где-то в районе Иркутска, к тому моменту я уже несколько дней был в пути. Представь: ночь, метель, очень темно, на трассе никого нет. Я страшно уставший, уже много часов еду за рулем. В какой-то момент я бросаю взгляд на навигатор и понимаю, что еду в обратную сторону. Хотя до этого был уверен, что двигался в нужном направлении.

Я, безусловно, очень удивился… Но на следующий день, когда я очухался, то вспомнил, что заезжал на заправку, она была на противоположной стороне дороги, я об этом забыл и поехал в обратную сторону. Естественно, все происходило на автомате, так как я был сонным и уставшим. Это я к тому, что все мистические ситуации, как правило, имеют вполне логическое объяснение, часто за этим стоит простая человеческая глупость.

Ты садишься за руль сонным и уставшим? Ты же опытный путешественник! А это крайне опасно!

Бывают моменты, когда нужно просто доехать. Например, где-нибудь в Арктике, в экспедициях — надо ехать, пока позволяет погода. Порой мы по 20-25 часов проводим за рулем.

«Когда позволяет погода»… Что ты имеешь в виду?

Часто бывает так, что ты просто не можешь ехать. Точнее, ты не можешь двигаться вообще. Метель настолько сильная, что ты просто не видишь ничего. Это сложно объяснить человеку, который никогда не был в тундре. Просто представь: дорог там нет — только промерзшая почва. То есть мы знаем примерно, в каком направлении нам нужно двигаться, и по карте строим маршрут. Стараемся ехать строго прямо, не отклоняясь от курса, но к этому еще добавляется метель. То есть у тебя нет ни дороги, ни следов, зато есть суровые погодные условия. И ты даже не можешь понять, куда ехать.

Я поняла: у экспедитора нет дорог, есть только направление. И при этом ты говоришь: «Да нет, особо ничего страшного не происходит».

Для меня это уже привычная ситуация. Я не один раз попадал в такие истории, так что просто привык.

Бывало такое, что ты терялся? Я уверена, что и связи там нет.

На Севере связи нет практически нигде. То есть единственная связь там — это спутниковые телефоны.

Компас и карты?

И навигация.

Серьезно? Кто-то до сих пор пользуется компасом?

Не совсем так, как ты себе это представляешь. Все эти GPS, они работают, но компас нужен для ориентира — когда нет дороги и ты не можешь выстроить четкий маршрут. В такие моменты двигаешься по компасу и по азимуту.

Есть еще места, которые ты не исследовал?

Конечно. Например, Север. Он у нас практически не изучен. Если так посмотреть, я мало где был.

Ты считаешь количество мест, в которых побывал?

Не считаю. Я не из тех ребят, кто считает места и галочки ставит.

Я даже не знаю, в каком количестве стран, регионов, областей я был.

И опять же, сегодня здесь нет точки, завтра есть. Постоянно что-то переставлять неинтересно. Вообще на Севере много мест, где я не был, и есть еще множество, куда хочется съездить.

Какая вообще у тебя конечная цель? Покорить все непокоренные места?

Нет, во-первых, формулировка неверная. Человек не может покорить природу. Как мы можем покорить то, что она создала? Поэтому, когда люди говорят: «Я покорил гору», «Я покорил вершину» — это неверно. Ты всего лишь поднялся туда, а не покорил. Так что мне просто хочется побывать в самых интересных, глубоких, «труднодоступных» местах нашей планеты.

На данный момент есть ли такое место, которое тебя больше всего впечатлило? Кроме тех, где ты встречал белых медведей.

Наверное, Остров Вилькицкого. Мы были там в позапрошлом году. Это граница Ямало-Ненецкого автономного округа и Красноярского края, полуостров Таймыр — там Енисей впадает в Северный Ледовитый океан, абсолютно необитаемое место.

Что там было такого впечатляющего, что именно это место ты выделяешь среди других?

Деревянный маяк, который был построен в советские времена. Причем он действующий, автоматический и периодически его, конечно, обслуживают. И вот просто представь: необитаемый остров, где нет вообще ничего и никого, кроме медведей и огромного деревянного маяка. Летом там бывают люди, но сейчас там никого нет. То есть ты приезжаешь, а там настоящий постапокалипсис, как будто люди вчера ушли, оставив все: на столе стоят чашки, ложки, печенье в тарелке и записка для нас. Это не просто необычное место — это место с историей, с легендой.

Если кто-нибудь попросит тебя назвать три места в России, куда точно нужно отправиться, скажет: «У меня есть всего три возможности где-то побывать». Какие места ты порекомендуешь?

Место, которое мне нравится — однозначно Алтай. Невероятно красивая и разная природа. Это не как Кавказ — приезжаешь, а там просто горы.

Алтай — это и горы, и луга, и плато, и степи, и пустыни.

То есть Алтай — это разнообразие ландшафтов и природы. Вторым местом пусть будет Дагестан. Мне очень нравится Дагестан. Ну вообще я в целом люблю Кавказ. Ну и третье место, наверное, Якутия. Опять же, за счет того, что в Якутии очень большая территория, там разные ландшафты. Там есть горы, хребты, плато, тундра, тайга. Разнообразие природы, много животных, реки.

Кстати про Якутию. В какую самую низкую температуру ты попадал во время путешествий?

Ну, наверное, ближе к -60°C. Как правило, в таких местах уже термометры не работают. Поэтому мы просто сверяемся с исторической справкой. В машине термометр обычно имеет предел -40°C. А все термометры, что продаются в магазинах — -40-45°C.

Что самое сложное в дороге, в долгом путешествии за рулем?

Не знаю. Для меня это уже что-то естественное. Как поездка на работу — просто сажусь и еду.

Ну, может быть, усталость, отсутствие возможности нормально сходить в душ?

Нет, это меня не беспокоит и не напрягает. У многих ребят, которые с нами ездят, сразу возникают вопросы: «Где мы будем мыться? Когда мы будем мыться? Где мы будем ходить в туалет?» Ответ простой: где придется, там и будем. Поверьте, если вы захотите, сходите где угодно. Так что ничего сложного для меня в путешествиях нет.

Хорошо, какое максимальное время ты провел за рулем без перерыва, не счи-тая технических остановок?

Зимой, если мы куда-то торопимся, у нас пробеги по 25-30 часов.

То есть ты можешь участвовать в гонке «24 часа Ле-Мана» в одиночку?

Я не понимаю, в чем смысл ездить по кругу 24 часа. Но, наверное, смог бы. Усидчивости у меня хватает.

Назови место, где ты безумно хочешь побывать.

В Антарктике. Это очень далеко, очень сложно, очень дорого. То есть в Антарктику просто так не попасть. Там достаточно суровая пропускная система. Нужно много согласований пройти, чтобы тебя туда пустили. Я ведь хочу не просто полететь, выйти на минуту и сказать, что я там был. Я хочу туда попасть на своем автомобиле, а это очень дорого — от 25 000 долларов.

От 25 000 долларов за человека?

Это за машину и водителя. И я хочу не просто туда попасть, а еще и попутешествовать. У меня друг, путешественник, погрузил машину на борт самолета, доставил ее в Антарктику, выгрузил, объехал вокруг точки 100 метров, сфотографировался и поехал обратно. Потому что, во-первых, у него машина не подготовлена, во-вторых, нет возможности там хорошенько покататься. Все слишком строго регулируется. Ты можешь отъехать на километр от лагеря и все. Нельзя просто сесть и поехать, куда тебе хочется. А мне хочется умчаться далеко…

footer